«У животных глаза наполнены чувствами…»

  • на Vanamali
  • 17 Февраль, 2010
  • Комментарии к записи «У животных глаза наполнены чувствами…» отключены

Экстравагантный азербайджанец из Британии Баби Бадалов: «Европейцы мне завидуют — у них такого мусора нет»

В московском метро прошла выставка «Искусство против нацизма», в которой приняли участие известные на международном уровне художники, представившие свои работы в жанре стрит-арт в форме стикеров и плакатов с ясным антифашистским смыслом. Среди них, известный художник современного искусства, как в восточном, так и в западном мирах, уроженец Азербайджана Баби Бадалов. Несмотря на свою популярность, экстравагантный художник мало известен на Родине. Баби Бадалов — один самых прославленных художников Санкт-Петербурга 1990-х годов. Его картины выставлялись в галереях Гамбурга, Берлина, Будапешта, Амстердама. Работы Бадалова находятся в собраниях Русского музея, национальных музеев Азербайджана, Германии и Швеции.

Поэтому представляем читателям Trend Life материал о соотечественнике.

Баби (Бабахан) Бадалов родился 18 июня 1959 года в небольшом городке Лерик на юге Азербайджана. У Баби была очень большая семья: 5 сестер и 5 братьев. Он был в семье седьмым ребенком. Мама Баби была талышкой, а отец азербайджанцем, и дома всегда общались на двух языках, с мамой — на талышском (этот язык очень похож на фарси), а с отцом — на азербайджанском.

«Когда мне было 15 лет, я впервые далеко ушел от дома, на 400 км! В столицу Азербайджана — Баку. Там я поступил в Художественный колледж, после обучения пошел в советскую армию», — рассказывает Баби Бадалов.

В конце 80-х покинул Баку и перебрался в Ленинград (Санкт-Петербург), где был радушно принят в компанию Новой академии Тимура Новикова — чудил перформансами, объектами и коллажами. Экстравагантный талантливый художник, автор визуальных текстов и поэтических коллажей, соединяющих авангардистские традиции дада, саунд- и слэм-поэзии, Бадалов в течение десяти лет оказывал влияние на весь питерский андеграунд. Баби обрел известность и стал путешествовать с выставками своих картин по зарубежным странам.

В конце 1990-х Баби Бадалов вернулся из Питера на родину, жил в Баку, но здесь его эксперименты — в основном в таком эпатажном направлении, как трэш, не находили понимания.

«…Я занимаюсь современным искусством, используя любой подручный материал, желательно подальше от масляной краски, которую я вообще почти не использую. В Баку я много работаю с мусором. Здесь прекрасно работать, потому что здесь много мусора. Европейцы мне завидуют — у них такого мусора нет.

Например, сейчас у меня проект — я собираю пустые бумажные кулечки из-под семечек. Сидит мама с дочкой в парке, лузгает семечки, бросает кулечек на землю. Я его поднимаю. Готовлю инсталляцию из кулечков на выставку, в Москву.

Вот, например, кулечек с портретом Тагиева. Зейналабдин Тагиев — это великий человек в азербайджанской истории, меценат. Он жил до революции, построил на свои деньги оперный театр, первую женскую гимназию. И вот теперь его портрет валяется на земле, в кулечке из-под семечек. Это же символ нашей жизни!
Есть у меня коллекция мусора с Аральского моря. Арал высыхает, и на суше оказались двенадцать кораблей. Вода ушла в восьмидесятых годах, а корабли остались, и получилось кладбище кораблей. Они стоят в пустыне, уже заржавели. Когда жарко, верблюды приходят и стоят в их тени. В них живет много птиц, голубей.

Я специально ездил туда, подобрал там детали, мусор от кораблей — все, что ассоциируется у меня с этими местами. Оправа от очков, маленький стеклянный стаканчик, трансформатор, рожок для обуви — все это я подобрал там. Потом сделал инсталляцию…» — сказал в интервью BBC художник.

Художник вновь решил уехать за границу. Главной темой художника стала его собственная судьба. Ведь он жил в Нью-Йоркских сквотах, британских лагерях для беженцев, парижских художественных мастерских, на складах и в отелях. При этом его невероятная любовь к жизни, искрометная ирония придавала его «автоматическому рисованию» невероятную силу. По мнению западных критиков, он рисовал и писал с ошибками, свойственными любому мигранту, который впитывал язык и культуру каждого нового места жительства, а через его работы все эти культуры мутировали в манифест стойкости и жизнелюбия.

В конце концов, Баби нашел свое счастье в Британии, ведь Лондон считают столицей модерн-арта. Сейчас он живет между Санкт-Петербургом и Кардиффом.

В 2008 году Музей сновидений Фрейда в Петербурге провел выставку «Персидский посол», на которой были представлены работы Баби Бадалова. На выставке в Музее сновидений Фрейда был представлен альбом кардиффских «визуальных стихотворений» Бадалова. Словесно-визуальный ряд сопровождался аудиозаписью «невизуальных» стихотворений Баби в исполнении самого автора. После этой выставки у художника открылось «второе дыхание» и вернувшись в Великобританию …он стал вегетарианцем.

В интервью Vegopolis художник признался.

«В середине 80 годов я был вегетарианцем 2 года. Тогда у меня появились друзья буддисты, и именно они меня привлекли к буддизму и из-за интереса к религии я должен был отказаться от мяса животных. Однако это продолжалось не долго. Когда я понял, что мои интересы в искусстве пошли вразрез со взглядами моих буддистских друзей. Мы часто спорили и в итоге я понял, что не могу жить без поисков в современном искусстве, которые иногда вносили разногласие в интересы моих друзей. И я разошелся с друзьями, так получилось, что я перестал быть вегетарианцем».

В Великобритании Баби познакомился с веганами.

«В Кардиффе (столица Уэльса) у меня появился круг очень хороших, миролюбивых друзей, все они были Веганы. После общения с ними, я увидел в них новые взгляды на жизнь и на философию жизни. Своих друзей я могу даже назвать революционными людьми. В их философию жизни входит самая высокая человечность. Они Веганы — и это значит, что в их образе жизни и быту не должно быть места ничему, что появилось в результате насильно убитого невинного животного. Еще можно так сказать, что порог дома, в котором проживают мои друзья не пересекает никакой продукт животного происхождения и никакая вещь, изготовленная из тела убитого животного.

— Ощущаете ли вы себя как-то иначе, после того как перешли на эту диету?

— Физически — легкость, душевно — моральное спокойствие.

— На ваш взгляд, где проще быть вегетарианцем в Азербайджане, Франции, Англии или России?

— Думаю, что стать вегетарианцем можно везде, а вот сложнее всего стать Веганом, наверное в Азербайджане, Грузии и России — там где нету магазинов, в которых продают соевые продукты.

— Какие продукты питания входят в ваш рацион сегодня?

— Я очень люблю французский хлеб (baguette) с сыром, (но только не cream cheese), рис, разные овощи, особенно, очень люблю брокколи, сельдерей, грибной и овощной супы, иногда картошку фри, кускус, табули…Люблю, чтобы приготовленные овощи были только слегка проваренными, чтобы они были хрустящими, почти сырыми. Обожаю китайский коричневый рис с овощами, особенно с брокколи, тофу, проросшие бобы с экзотическими приправами и с чуточкой сладко-острого тайского соуса.

— Отражается ли вегетарианство на вашем искусстве?

— Конечно да! Я стараюсь не быть брутальным на тему животных, у которых глаза наполнены чувствами…часто грустные, просящие что-то у людей.